Бизнес журнал Сергея Бакалова

Дефолт 1998 года — «Черный Август». Возможен ли финансовый кризис сегодня?

308

Здание может разрушиться от стихийного бедствия, старости или по программе реновации. Для падения банка достаточно одного камня от государственных структур. История нескольких банкротств в срезе экономической стагнации.

Последний шанс для финансовой системы

Игра в шахматы строится на лавировании фигур в сильных и слабых позициях. Проходы обеспечивают идущие под сруб пешки, а слабые ферзи озвучивают победы. Принцип меньшей жертвы или меньшего зла не обошел и российский банковский бизнес. На заре зарождения частной собственности повальная приватизация купонами по превращению собственности Союза в наделы бывших граждан оказалась неудачной.

Крупные отрасли и объекты сконцентрировались в руках, приближенных к ветрилам власти. Появились и первые назначенные стрелочники денег. Солдаты медных сбережений ушедшей в прошлое страны. Лопнувших в тот период предприятий хватило, чтобы построить в систему разрозненные фрагменты. Но их никто не вспомнит, как переходные жертвы. Такими стрелочниками дефолт в России 1998 сделал банки «Империал», «Инкомбанк», «СБС-Агро», «Токобанк».

Предупреждение для бизнеса: кризис 1998 года

Проблемы возникли во всех секторах одновременно: социальном, ментальном, экономическом, и как отражении — финансовом. Седьмой год после прекращения существования советской империи стал кризисным из-за нового содержания формации и наследия прошлого. Советская экономика базировалась на принципах межотраслевых взаимозачетов. Это позволяло иметь в обороте небольшую денежную массу, необходимую для выплаты зарплат, некоторых расчетных операций.

Подводная часть айсберга находилась в нематериализованной сфере активов. Поэтому вышедшие на поверхность многочисленные частные компании, новые предприятия сталкивались с проблемой наличных денег. Дефицит денежной массы помогал скрывать реальные показатели инфляции и тормозил развитие. При необходимых 75% от ВВП, этот показатель составлял 10%.

Открывшиеся по всей стране многочисленные биржи и брокерские компании на время установили шаткий переходный баланс между безналичным и наличным сектором. Они просто заменили отрасль торговых снабженцев, имеющую в прежнее время значительные рычаги власти.

Биржам приходилось, чтобы выжить, совмещать в своей деятельности самые различные направления. Многие из них, для привлечения денежной массы, играли на проблеме дефицита и занимались выпуском или поставками продукции повышенного спроса. Это было типографское производство.

В массы вбрасывались книги и собрания сочинений, ранее не публикуемые для широкого круга. Привозилась из-за рубежа и налаживались каналы на поставку различной бытовой техники. Некоторые акцентировали внимание на производстве и поставке одежды элитного ассортимента. Вместе с биржами в это время работал и сектор появившихся в тот период банков «Империал», «Инкомбанк». Это они привели на отечественное поле платежную систему VISA.

Когда ситуация стала критической из-за борьбы на политическом Олимпе, долгов по зарплате, непогашенным коммунальным платежам, система сдала первую пешку, ей стал «Токобанк». К этому времени многие частники научились ведению двойной бухгалтерии и начался вывод средств в офшоры, покупательская способность из-за нахлынувшего на рынок качественного и недорого товара стала охладевать к продукции местного производства.

Открывшиеся обменники выглядели более привлекательной системой защиты сбережений, чем собственные банки. Деньги реально переместились из банков в личные заначки. Все это стало причиной макроэкономического взрыва в неуправляемой стране.

Россия превратилась в сырьевого донора. Из этой ловушки она не выбралась до сих пор. Ее экономика напрямую зависит не от производства, а от цен на энергоносители. 27 мая в год дефолта регулятор поднял процентную ставку до 150.

Международное агентство поставило рейтинг российской банковской системе на одном уровне с беднейшими странами. 17 августа 1998 года ЦБ и правительство озвучили явление технического дефолта. Инфляция вырвалась на свободу достигая до 63-85 процентов по различным категориям.

Зарубежные партнеры стали отказывать российским банкам в обеспечении их продуктов, рабочие места сократились, доходы населения упали на треть, рубль обесценился в четыре раза. Последствия этой волны удалось почти полностью погасить только через 4 года. Девальвация национальной валюты в пять раз снизила стоимость активов.

Кризис был вызван системой противоречий, среди которых основными являются несколько. Причины дефолта (кратко):

  • переходный период формации к капитализму;
  • зарождение частной собственности и ее передел;
  • несоответствие инфляции ее отражению в банковских операциях, занижение данных;
  • отсутствие денежной массы в размерах соответствующих ВВП;
  • теневая экономика и отток ресурсов, путем обхода налогов;
  • политическая борьба за власть;
  • низкий кредитный рейтинг по международным критериям;
  • сырьевая экономика и отсутствие производства;
  • наличие дешевых качественных товаров импортного производства;
  • начавшаяся безработица и выросшая стоимость коммунальных услуг;
  • невозможность государственного сектора отвечать по обязательствам;
  • нечистоплотная игра на международной арене;
  • субсидирование убыточных районов, претендующих на суверенитет и ведение там боевых действий;
  • девальвация рубля и низкий уровень зарплат населения;
  • снижение биржевых котировок и фьючерсов на сырье и энергоносители;
  • массированный вывод активов за рубеж мимо бюджета в валютном виде.

Время кризиса совпало с начальной волной использования кредитных карт. В стране появились первые терминалы. Люди получили доступ к автоматическому обслуживанию и стали менее зависимы от человеческого фактора.

В момент предчувствия катастрофы, многие начали осваивать карточные депозиты, любым путем избавляясь от денег, вкладывая их в товары, ценности и услуги. Это вызывало перманентные витки инфляции и в общем хоре стагнации стало важной причиной скорости падения рубля.

Первый негативный опыт пользования кредитками был получен в это время, когда вкладчик просыпался бедным. Упраздненные банки только частично и не всем отвечали по выданным суммам. Страна как всегда заставила отвечать за непрофессионализм власти обычных вкладчиков.

Коротко о главном: падение успешных

«Токобанк» среди инвесторов имел крупных зарубежных предпринимателей. Весть о его ликвидации в 1998 году значительно повлияла на международный климат и отношение к России как безответственному партнеру.

Обратная денежная волна валютных резервов и ощутимое снижение кредитного рейтинга стали резонансными ходами международного сообщества. В этот период возникают трения по поводу нового кредита, связанного с эскалацией напряжения в Чечне. Государство и система МБФ отказывают ЦБ в сотрудничестве, и он забирается в кабальные условия, получив европейскую ссуду под огромные проценты.

После смены ключевых постов в правительстве и предчувствии большой беды, Токобанк, имевший задолженности перед западными предприятиями, первый в истории РФ переходит на внешнее управление. Президентским указом запрещается нерезидентам принимать участие и входить в учредительные реестры капитала РАО ЕЭС.

Дубинин С. 20 августа 1998 года, на третий день после смерти рубля, призывает население для сохранения сбережений перевести вклады в Сбербанк. При этом, он как глава ЦБ, называет банкротство неизбежным. Правительственный хайп на общественной соборности. Так, главный банк вошел в историю по головам своих пешек.

ЦБ готовит себе берлогу и замораживает активы шести коммерческих предприятий: «СБС-Агро», «МЕНАТЕП», Инкомбанка, Промстройбанка, Мост-банка и Мосбизнесбанка. Вкладчикам он настоятельно рекомендует перевести счета в СБ, обещая выплаты по вкладам по прежнему курсу. 29.10.98 отзывают лицензию у первого пленного — «Инкомбанка».

Создается Агентство ликвидатор проблемных банков и отзывается вторая лицензия у МЕНАТЕПа. Закрывающиеся банки вместе с вкладами непроизвольно становятся кризисными должниками простых вкладчиков. А действия ЦБ на этом фоне мало чем отличаются от черных риелторов. Стружку как всегда сняли с обычных граждан России. Так, ЦБ и СБ, пользуясь властными полномочиями, отжали бизнес и решили проблемы за чужой счет.

- Реклама -

Нынешняя устойчивость ненамного прочнее той, потому что стоит на спорных основаниях. Инфляционные процессы регистрируются по шкале недельной протяженности, что само по себе не может быть гарантом, сколько-нибудь реального положения дел. Начиная бизнес в РФ, необходимо четко представлять все риски и непредсказуемость государственной политики.

История — плохой учитель, и она повторяется. Дефолт 1998 еще и отражение движения Чеченской независимости, которая была остановлена двумя войнами, девальвацией и Бесланом. Теперь  регион стал дотационным придатком государства. Новая «Чечня» — Крым, это повторение сценария с неясными последствиями, и если что-то опять не впишется в реестр громадного медведя ЦБ, он найдет себе новые головы, чьи вкладчики сбегут при первых признаках обвала.

Если обозначить суть дефолта, то это бессилие и отказ руководства страны отвечать за последствие неумелой политики во внешнеполитической и социальной сфере. Нечто подобное сейчас происходит в Венесуэле.

История о том как, акционер обманул систему

Не все организация попали под первую волну ликвидации. Видимо тяжелый опыт предыдущих коллег научил, если не сопротивляться натурализации со стороны государства, то, хотя бы не пассивно сдать позиции.

Так, ИБК, инвестиционно-банковская корпорация, попавшая под колеса перемен, тоже стала жертвой дефолта с отдаленными последствиями. Его девальвация догнала только через четыре года. Дефолт 1998 он как-то мирно продрейфовал и даже вырвался на первые позиции по автокредитам и ипотеке. Успехи его отмечены в ресурсе «КоммерсантЪ-Деньги» но, видимо, сглазили финансистов.

Проблемы начались с потерей прибыльных контрагентов, выросло число проблемных невозвратных кредитов, начались задержки по уплате обязательств. В апреле 2002 ЦБ отозвал лицензию. Начавшаяся процедура банкротства была прервана иском акционера с 3% размером акций о несправедливом отзыве лицензии. Дело погрязло в болоте судебных разбирательств, на которые заявитель не приходил.

Ликвидационная комиссия была грамотно удалена от распределения оставшегося капитала по кредиторам. Так ИКБ проучил и заемщиков, и государство. Не будет удивительным, если тогда основные активы заблаговременно слились за пределы родины через транши тех самых проблемных кредитов.

Фантастическая история о страхе: только не Токо

«Только не как у Токобанка» — такая фраза звучит из уст зарубежных партнеров при одном упоминании о процедуре банкротства. Психологические шрамы инвесторов от ликвидации «Токобанка» были на уровне рефлекторного отдергивания рук при ожоге кипятком. Настолько неожиданным и резким было падение фирмы.

Еще в декабре 1997 года ЕБРР становится его соучредителем. Банк зарегистрирован в 1989, имел лицензионную возможность одним из первых работать с золотом и валютными вкладами. В общегосударственном рейтинге на начало года кризиса он занимает 17 место по надежности.

По состоянию здоровья, пост руководителя покидает В.Хохлов, это происходит в феврале. А с марта начинает раскручиваться дьявольский механизм банкротства. В прессе появляются сведения о спекулятивности менеджмента и его низком профессионализме, ему предрекают судьбу МММ.

Чтобы как-то спасти ситуацию, руководство перепродает наиболее ликвидные задолженности Внешэкономбанку, возникают разговоры о продаже самого предприятия. У него разветвленная схема представительств, семилетний опыт работы на Украине и в Молдавии. Им кредитуется множество юридических лиц, работающих там.

Из-за растущих проблем 8 мая принимается решение о введении внешнего управления. Временное руководство надеется на продажу предприятия вместе с долгами. По законодательству, крупные акционеры не отвечают за качество предоставляемого сервиса.

В прессе и политических кругах возникает версия о намеренной дискредитации Токобанка с целью его вытеснения с рынка кредитных услуг. Почти все вероятные сделки по его приобретению оканчиваются безрезультатно. В июле свою долю в 9,6% срочно продает ЕБРР. Это становится последним сожженным мостом, после которого желающие реанимировать бизнес, от предприятия отвернулись.

Аудит выносит вердикт о том, что указанный ранее убыток занижен в три раза. Длительность танцев вокруг умирания предприятия расценивалась некоторыми рецензентами как сбор урожая потенциальных клиентов, ставших непристроенным балластом неудачника. Так грифы слетаются на падаль.

Дата отзыва лицензии, ну и фактического объявления недееспособности, достаточно фатальна и значима. Это произошло в последний день лета 1998 года. Волна негативных эмоций данного решения в море всеобщего уныния от падения рубля не смогла реально отразить уровень, который ему соответствует.

Желание иметь дело с российским бизнесом у зарубежных инвесторов пропало надолго. Одно упоминание слова Токобанк у осведомленных в истории людей, вызывало болезненную реакцию испуга, перемешанного с удивлением.

Малоизвестные последствия дефолта: черный август

Конец лета станет впоследствии неким проклятьем российской истории. И каждый август будут ожидать трагедий или громких смертей. В прессе этот период станет называться «черный август».  В традициях этого негатива атомные лодки «Курск» и К-159, пожар на Останкинской телебашне, взрывы шахидками ТУ-154 и ТУ-134 в воздухе.

Через четыре года и один день после отзыва лицензии случится известная кровавая линейка в городе, где школа навсегда станет образом войны, а не мира, как это было на уроках 1 сентября. Совпадения бывают случайными и непонятыми. Для объективного мира во всем происходящем есть смысл.

Финансовый крах не только отражение упадочной экономики, но и явление с отдаленными последствиями. Он влияет на процессы взаимоотношений власти и граждан, уровень комфорта в международном праве, способность оптимального реагирования в критических ситуациях.

Среди наиболее значимых, следующие последствия дефолта:

  • пролонгированное снижение доверия к государственной политике;
  • падение уровня жизни рядовых граждан;
  • возникновение теневой экономики;
  • повышение криминогенности населения;
  • отсутствие контроля за процессом инфляции;
  • рост налогов и тарифов;
  • стагнация промышленного развития и ставка на сырьевой бизнес;
  • отток западных инвесторов и валютных резервов;
  • низкая конкурентоспособность на рынке кредитования и иных услуг;
  • авторитаризм политического управления.

В современном банковском деле успешность отражается не только в умении обрасти денежной массой выгодных клиентов и государственной поддержкой, но и способностью тонко чувствовать желания и настрой людей, обычных, составляющих критическую массу любого предприятия.

В стране, опирающейся на сырьевой сектор, политику двойных стандартов и неустойчивую властную систему, при резкой перезагрузке управляющего аппарата возможна и реорганизация прибыльных секторов финансового менеджмента.

Павшие на гребне дефолта конца прошлого века очень успешные и устойчивые банки, тому хорошее подтверждение. А конкуренция существует всегда. При нынешних процессах, когда медийность ресурсов выходом одного блога может подорвать доверие к банку, скорость перехода из разряда успешных в ранг банкротов сокращается на несколько порядков.

Редакция просит своих читателей поделиться своими историями и мыслями о том, насколько это оправданно и возможно сегодня.

Комментарии закрыты.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

Adblock
detector